Широта самого союза, участие в Веркбунде многих значительных творческих личностей, теоретическое обсуждение на его ежегодных собраниях большого круга художественно-промышленных вопросов — все это свидетельствовало об исключительном значении самого факта рождения в начале века такой организации. Значение Веркбунда выразилось прежде всего в попытке (исторически назревшей и обоснованной) одним, так сказать, организационным усилием разрубить гордиев узел идеологических, эстетических и художественно-практических противоречий менаду традиционно-ремесленными и новаторски-индустриальными принципами создания вещественно-архитектурной среды буржуазного общества.

Особые условия Германии ярче, чем в других странах, выявляли остроту этих противоречий.

С одной стороны, здесь впервые в мире стали возникать крупнейшие объединения монополистической индустрии (вместе с довольно быстрым проникновением не предпринимательских кругов в сферу обслуживания и даже культурной жизни).

С другой стороны, ремесленное художественное производство Германии (в виде огромной еще массы полукустарных предприятий) сохраняло свое сильное влияние на формообразование бытовых вещей и архитектуры, тяготея к утилитарно-бессмысленной и безвкусной украшательской орнаментации.

В Веркбунде обе указанные силы сошлись на одном поле, что, разумеется, создавало ситуацию, весьма отличную от критики орнаментализма со стороны. Основатели Веркбунда (и сам Мутезиус) стремились удовлетворить требованиям этих двух принципиально разных сил одновременно: художественно облагородить индустриальные изделия, оздоровив в то же время понимание формы традиционными художниками и архитекторами; повысить качество труда, связав, вместе с тем, этот лозунг с традиционными поисками единого стиля жизни.

Сама постановка задачи была, следовательно, примирительной и двуликой в своем глубоком идейном существе.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.