Ядро исходной позиции Мутезиуса

Посмотрим сначала, как выражались соответствующие противоречия в позиции самого Мутезиуса — не только основателя и вице-президента Веркбунда, но и его бесспорного идейного вождя, намного превосходившего в это время всех своих соратников и коллег развернутостью и теоретической принципиальностью анализа эстетической проблематики Веркбунда. Вместе с глубоким переживанием кризисности ситуации и искренней убежденностью в правоте ее преодоления на путях функционально-технологической рационализации художественной формы это делает Мутезиуса выдающимся выразителем сущности рассматриваемого нами этапа.

Ядро исходной позиции Мутезиуса — вовсе не самоцельная апология индустриализма.

Оно было сугубо идеологическим и заключалось в глубоко личном переживании этим культуртрегером немецкого искусства задачи художественного оздоровления всей структуры буржуазного быта как вопроса его жизни и смерти перед лицом глобального распадения красоты и пользы предметных форм. Мутезиус борется против каких бы то ни было имитаций и суррогатов, против архитектурной помпезности, игры в стили и т. п. Но для него это — не просто борьба за антиремесленную, антитрадиционную правдивость архитектуры машинного века и промышленного общества.

Впоследствии Мутезиус не понял и не принял именно такой радикально-обновленной архитектуры 10-20-х годов, теоретически обоснованной А. Лоосом и созданной П. Беренсом, В. Гропиусом, А. Майером, Л. Мис ван дер Рое. Мутезиус озабочен иной, как ему казалось — ортодоксально-буржуазной программой стремления к простоте и целесообразности, к отказу от украшений, к незаметному уюту. Он захвачен конкретным идеалом такого быта, где чужда сама мысль производить впечатление…

бросающимся в глаза внешним видом, архитектурными излишествами, стремление выйти за пределы обыденного, надев на себя фантастический костюм. Все это прокламировалось уже в его монографии об английском загородном доме, в традиционных чертах которого Мутезиус увидел то, что оказалось погребенным под фантастичностью, излишествами и изысканностью, свойственными даже для части нового направления на континенте.

Comments are closed.