Ее видимая, непосредственно ощущаемая реальность выступала в виде гигантских промышленных городов, армий трудящихся нового, организованного типа, огромных фабрик, мощных машин, механизмов и энергетических источников, новейших транспортных средств (океанские лайнеры, автомобили, самолеты), повсеместного использования машин в производстве предметов потребления и т. д. Художественная интеллигенция, далекая от непосредственного участия в политике, и более того — будучи почти слепой в отношении революционно-пролетарских выводов из картины исторического обобществления производства, вдохновляется именно такими предметными признаками новой действительности, как категорическими императивами наступающей эпохи общественности. Характерным примером соответствующего умонастроения интеллектуальных кругов Запада было выступление на веркбундовской конференции 1914 г., незадолго до начала мировой войны, Вильгельма Оствальда (очень крупного химика и очень путаного философа, по словам Ленина), известного основателя энергетической философии. Великий шаг, который совершает наша эпоха,- разъяснял маститый ученый внимавшим ему промышленникам, экономистам, архитекторам, художникам, инженерам,- есть переход от индивидуализма к организованности.

Именно в этих условиях снова обретут свою ценность несметные достоинства коллективного труда.

Только переход к такому труду обусловливает дальнейший рост культуры, откуда вытекает необходимость устранения индивидуального своеобразия продуктов искусства в пользу их общественной сущности. Искусство — это все-таки прежде всего социальный продукт.

А социализация или обобществление не могут быть обретены вне положенных в их основание определенных единодушных соглашений.

Комментарии запрещены.

Архитектура
Графика и дизайн