Возведение из стального каркаса башенных зданий высотой в несколько сот метров, перекрытие пространств сборно-металлическими или железобетонными куполами диаметром более ста метров, разработка плоских металлических решетчатых структур, образующих публичное пространство со сторонами в несколько сот метров, материализация любых криволинейных пространственно-пластических конфигураций в конструкциях из монолитного железобетона, идеальная технология изготовления бесчисленных стеклянных, алюминиевых, пластмассовых и иных тонких поверхностей, изобретение систем сложной пространственно-планировочной комбинаторики элементов зданий и комплексов на базе их индустриально-массовой стандартизации — таковы новые замечательные достижения инженерного творчества на этом пути. Немало выдающихся конструкторов и строителей XX в. с полным правом вошли в число мастеров современной архитектуры, как, например, Фрейсинье, Нерви, Фулер, Канделла, Торроха, Ваксман.

Начиная с 50-х годов строительная индустрия большинства развитых капиталистических стран почти полностью переходит на такие конструкции при возведении большинства промышленных, административных, общественных зданий, транспортных сооружений и т. п., т. е. примерно в это время новая технологическая выразительность уже вполне массово и типологически-общезначимо продемонстрировала общественному мнению радикальность исторического отличия современной архитектуры Запада от всей прошлой, многотысячелетней каменно-изобразительной архитектуры. В 50-60-х годах все происходило так быстро и в таких широчайших масштабах, что в большой степени сами эти факторы отодвинули в это время на второй план более конкретные художественные проблемы функционально-композиционной индивидуализации пространства, пластической индивидуализации формы, конкретизации градостроительно-планировочных схем, тем более проблемы художественного синтеза.

Комментарии запрещены.