Четкое разделение государственных субсидий на нужды старых и новых произведений. Устранение лишенных художественной ценности памятников, а также всех сооружений, художественная ценность которых грубо противоречит конструктивному смыслу их материалов, требующих иного решения… Образование специальной государственной инстанции по защите интересов искусства в рамках будущего законодательства.

Нетрудно видеть, что все эти пункты пронизаны главной эстетической идеей (или идеалом) — мыслью о создании необходимых условий для возрождения ценности социально-правдивой архитектуры.

Печать революционного момента, действительно, лежит на всех пунктах Циркуляра.

Но, присмотревшись, нетрудно обнаружить, что правильная апелляция к народным сооружениям как опосредствующему звену полного синтеза искусств и архитектуры с новой общественной действительностью подчинена здесь, в конечном счете, интересам самого художественного синтеза в архитектуре, интересам прежде всего спасения и возрождения искусств под знаком единой и всеохватывающей архитектуры. То есть опять-таки — буржуазному и западническому принципу архитектуроцентристской интеграции искусств и жизни.

Это решающее ограничение задачи (не искусство для народа, а народ для искусства и для архитектуры) было ярко выражено в выступлениях Бруно Таута — ведущего революционного идеолога искусства в тот момент.

В листовке Архитектурная программа, выпущенной им одновременно с созданием Рабочего Союза во имя искусства, Б. Таут писал о большом строительстве народных домов…

на свободных землях, с включением в жилые районы комплекса сооружений для театра, музыки, общежитий и тому подобного, которые должны выражать попытку единения народных сил и художников, прокладки подлинно единой культуры (но не в больших городах… гнилых изнутри, которые исчезнут так же, как и старые силы).

Комментарии запрещены.

Архитектура
Графика и дизайн