Трактат Гуань-цзы

Положения эти имеют настолько глубокий и до сих пор живой мировоззренческий смысл, а у читателя так мало шансов встретиться с их освещением в наших изданиях по западной архитектуре, что мы позволим себе привести еще одно замечательное историческое свидетельство того, какую исключительную роль играли они в ограничительно-гармонизирующих культурах древности. Свидетельство это — из древнекитайского научного трактата Гуань-цзы, написанного во времена расцвета могущественного царства Ци в V-IV вв. до и. э. В этом трактате, в его тридцать шестой главе под названием Искусство сердца, разъясняется смысл двух коренных понятий: дао и дэ. Дао — это пустое пространство, то, что пусто и лишено форм, дэ — начало вещественности, то, благодаря чему возникают и изменяются вещи.

Дао находится и на небе и на земле, пустота не отделена от людей, но обнаруживается дао через тела и вещи.

Вещи, дэ — вместилище дао…, когда познано дэ, тем самым познана и сущность дао….Поэтому дао и дэ существуют неразрывно и, говоря о пространстве или о вещах, говорят об одном и том же.: Здесь, таким образом, существует представление о пространстве как неисчерпаемой пустоте.

Но логика статически-телесной гармонии мира последовательно выдерживалась и тут. А именно: будучи неисчерпаемой, вездесущей, лишенной чувственных определений и страстей, пустота является образцом подражания для всякого идеального человека потому, что дао спокойно, не подвергается изменению и вследствие этого не имеет пороков.

Покой дао как недеяние безусловно властвует…

над движением и только благодаря покою (все) становится на свое место.

Но ведь само дао не только пусто, но и бесформенно, лишено каких-либо чувственных признаков.

И тут оказывается, что реально, в практическом устройстве Поднебесной все решает именно дэ — вместилище дао, вещественность и телесные вещи.

Они одни обладают формой как реальной истиной дао и в качестве чувственно определимых мест не только допускают, но и требуют такого расположения и взаимного действия людей…

в соответствии со своим положением, которое будет олицетворять умиротворенную раз и навсегда неподвижность дао.

Comments are closed.