Спинозы и Лейбница

Описание характерных этапов или частных форм развития принципа непрерывной художественной реальности в искусстве XVII-XVIII вв. не входит в задачу, которую мы ставили перед собой в этом разделе. Читателю, знакомому с историей искусства данного периода, достаточно будет просто указать на огромную моделирующую роль, которая принадлежит этому принципу в искусстве барокко.

Общепризнано, что барочная архитектура, скульптура, барочный синтез искусств в архитектуре пронизаны идеей бесконечности, которая в формообразующем плане выразилась в экспрессии криволинейных, текучих, пластически-изгибающихся очертаний и объемов.

В этом можно видеть закономерное развитие принципа динамической индивидуализации материально-пространственного субстрата искусства уже до границ органически-пластической интеграции художественной реальности. Иррациональность нагнеталась в барроко, скорее, за счет противоестественной концентрации огромной энергии такого формообразования в тесных пределах церкви или особняка.

Сам же принцип непрерывной пластики был интуитивно-рациональным и вполне соответствовал в мировоззренческом отношении эпохе Спинозы и Лейбница, провозглашению творческой активности мельчайших модусов действительности и открытию дифференциального исчисления бесконечно-малых.

Вообще тут необходимо иметь в виду проекцию всей данной проблематики на отношение между искусством и математикой.

Ведь связь между ними (в виде числовых и геометрических гармоний) играла важнейшую роль в искусстве Возрождения. В барокко геометрически-правильные отношения уступают место криволинейным, гораздо более сложным, которые обеспечивают теперь себетождественную обратимость элементов непрерывной реальности искусства на основе их сугубо дифференциального представления.

В математике идеальный образ себетождественности тела при изменяющихся пространственно-временных предикатах — это образ точки, превращающейся в плавную кривую по закону непрерывной функции.

Comments are closed.