Современная западная архитектура в стихии конформистских тенденций социального функционализма

Не все то золото, что блестит, напоминает Д. Джекобс старинную максиму, имея в виду формально-лакировочные акции такого рода новейшего строительства. Нельзя не согласиться с ней и в том, что пока дело принципиально не выходит за рамки чисто архитектурных (в формализованном смысле) операций, до тех пор все искусства и науки городского планирования бессильны предотвратить упадок и ситуацию безнадежности, предшествующую этому упадку, в наиболее значительной части крупных американских городов.

Но формализмом отравлены и сами планировочные чаяния. В результате даже необычное финансовое стимулирование планировочных мероприятий со стороны правительства превращается в притязание на то, чтобы приумножить воздвижение монотонности, стерильности и вульгарности.

Проклятьем больших городов Америки называет Д. Джекобе вакуум пограничных зон — границы между их различными частями, которые разрывают их на классово, экономически, сословно, престижно, административно — словом, по всему образу жизни, на замкнутые, враждебные и не сообщающиеся сектора.

Именно по этой коренной социальной причине брошенные районы новых застроек для малообеспеченных слоев населения быстро перерождаются в трущобы.

Превращение в хронические трущобы,- как пишет автор,- отнюдь не ограничивается старыми районами. Мы находим этот процесс также и в заново спланированных районах города.

Типологические явления и признаки, о которых шла речь выше, явления бесформенного хаоса, грубого утилитаризма, поляризованное дворцов и хижин, механической раздробленности украшательства, показного фасадничества, социальной несогласованности и т. п. составляют одну сторону прямого или опосредованного воздействия товарно-фетишистского механизма капиталистического общества па сферу архитектурного формообразования.

Пышный расцвет этих признаков приходится на XIX в., хотя они сохраняют свою негативную роли в капиталистическом строительстве XX в.

Comments are closed.