В появившейся в начале XIX века поэме Королева Маб гениального революционного романтика Шелли содержится страстное описание многого из того, о чем шла речь в главах данной книги. Того, как человек становится бездушным механизмом, и уже национальное богатство, а не судьба и счастье человека заботят всех, а чуждые надежды или страха живые части неживой машины, как рычаги иль рыночный товар своими движениями украшают надутое величье, копящее предметы роскоши.

Как каждый из живых людей, влачащих жизнь средь мерзких нечистот в порочных и зловонных городах,- живет ли он в богатстве иль в нужде, опутан общей цепью, хотя в то же время он наделен несокрушимой волей, и существо материи самой покорно и податливо простерлось у ног его, затекших в путах рабства.

В конце поэмы предстает образ будущей земли, сбросившей с себя иго торгашества, лицемерия, показного величия, эгоизма, машинизации раздробленных человеческих частей, зловонных городов, и как собирательные символы народной свободы — смыслообразы разрушенного дворца и разрушенного храма: Где столько долгих лет стоял Дворец монарха, бывшего рабом.

И насмехался над голодным стоном и молчаливою слезой нужды,- Лежала груда сваленных обломков… И ветер пел в развалинах собора Печальный реквием: ужасный вид являло взору это разрушенье таких изысканных и дорогих Предметов поклонения и рабства.

Эстетика оперирует не совсем такими понятиями, какими оперируют естественные науки.

Тем более для самого художественного сознания особое моделирующее значение (общекультурное, человековедческое) имеют прежде всего те понятия, которые выступают как экспрессивные смыслообразы окружающего бытия. Таковы понятия золото, богатство, власть или использованные Шелли Смыслообразы собора, дворца, надутого величья, бездушного механизма и им подобные.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.