Ответ может быть только один — тот, который мы уже не раз формулировали на предшествующих страницах: исключительно в силу того, что только абстрактно-универсальный и технологизированный конструктивизм адекватным образом удовлетворил насущнейшей тогда потребности капиталистического общества в надлично-организационной и массово-индустриализуемой универсализации пространственной структуры и символических форм своей новой жизнедеятельности. Исключительно в силу того, что именно в такой типологической символике стало возможным осуществить соединение художественных и общественно-политических стремлений на потребу организационного выбора между революционным хаосом и контролируемой структурной гармонией.

Наконец, в силу того, что несколько десятилетий развития буржуазно-авангардистского художественного творчества в русле выявления чистых, неизобразительных функций и элементов пространственно-предметной формы подготовили и сделали возможной естественную трансформацию искусства архитектуры в рационалистический символ научно-технического века. Все перечисленные факторы выступили в этот период в такой неодолимой социокультурной связанности, что перед ними оказались бессильными и были отодвинуты далеко на задний план все другие обособленные акции эстетики современной архитектуры,- может быть, более мудрые, более человечные и художественно более емкие, но не обладавшие столь общезначимой для того периода актуальностью.

В предисловии к книге уже объяснялось, почему она завершается главой об эстетике абстрактного конструктивизма. В заключении кратко скажем о другом — об общем, суммирующем взгляде на идейно-художественное содержание рассмотренных нами этапов эстетики современной западной архитектуры с исторически противостоящей ей позиции архитектуры социалистического общества.

Комментарии запрещены.