Развитие открытых пространственных систем

Ибо в этом случае только односторонней гипертрофией красоты как общечеловеческой формы целесообразности, властвующей над частичными целесообразными формами вещей, над их утилитаризмом, может быть акцентирован, сугубо репрезентативно, человеческий аспект данной ситуации. Это как раз то, о чем в повести Г. Бёлля Хлеб ранних лет Хедвиг рассказывает Вальтеру.

Речь там идет о главе одной образцовой буржуазной семьи, который за плату обставляет чужие квартиры так, словно они получились красивыми случайно: Ты, как слепой, попался бы в эту ловушку, и она утащила бы нас в свою квартиру; у нее чудесная квартира, такая красивая, какими бывают квартиры, случайно ставшие красивыми, но ты с первого взгляда заметишь, что случайность эта ловко подстроена, и ты почувствуешь себя так, будто уходишь из кино, совершенно захваченный картиной, а в это время кто-то, подходя к раздевалке, говорит: Неплохой фильм, но музыка так себе…. Музыка, которая звучит в таких ловко подстроенных картинах жилых интерьеров, в ансамблях стилизаторского дизайна, в роскошных эстетски-стилизованных торговых центрах, гостиницах, центрах промышленного бизнеса,- это и есть музыка закрытых и прочных (желательно — до незыблемости) структур и систем социально-овеществленных отношений людей.

Так или иначе, она громко звучит вообще во всем собственно буржуазном инварианте современной архитектуры, и не слышать ее нельзя.

Не является ли дурным парадоксом то, что страстная борьба лидеров современной архитектуры Запада за ее пространственную эстетику, за полное освобождение от порабощающих канонов древности и за органичную архитектуру идеальной демократии снова и снова упирается в XX в. в этот вещистски-ритуализованный конформизм, стилизованный под современность?

Что же все-таки господствует в специфике современной архитектуры: пространство или вещи?

Развитие открытых пространственных систем для безостановочной динамики универсализующихся общественных взаимосвязей людей или усугубление закрытых овеществленных систем для застывающего конформистского порядка вещей?

Comments are closed.