Расширение границ архитектурно-проектной фантазии

На исходе прошлого века расширение границ архитектурно-проектной фантазии от здания к городу, от дивана к градостроительству (Г. Мутезиус) выразило наиболее реальный и, как многим казалось и кажется до сих пор, практически предельный смысл этой метаморфозы. На самом деле это было не так. Существовал смысл еще более широкий и действительно предельный. Из объективного существа задачи полной демократической универсализации новой архитектуры вытекал и вытекает идеал тотальной, непрерывной пространственной структурализации всей жизненной среды общества в целом как идеал архитектурной изоморфизации всестороннего социального динамизма.

Именно в таком значении выступает архитектура в утопиях Фурье, Р. Вагнера, Морриса, ван де Вельде, а затем Райта и Гропиуса.

И это в эстетике новой западной архитектуры остается наиболее обобщенным, наиболее проблемным и животрепещущим по сей день.

Трудность заключалась и заключается не в эстетическом осознании этого идеала, его актуальности и жизненности, а в практическом движении к нему через созидание вполне конечных произведений архитектуры, через сонм разрозненных сооружений, представляющих реальность зодчества в капиталистическом обществе. Вместе с тем хаос индивидуалистического, атомизированного буржуазного строительства только обостряет до крайних пределов общекультурную проблему любого искусства — проблему соотношения конечного и бесконечного в человеческом творчестве, соотношения в нем характеристик дискретности и непрерывности.

Как можно видеть из существа всех исследуемых нами вопросов, эта проблема относится к ним самым непосредственным образом.

В отличие от объективного космоса живой и неживой природы, где пространственно-временная и материальная непрерывность целого дана в своей безусловной первичности по отношению к гетерогенному многообразию индивидуально-конкретных форм, человек в своем социокультурном творчестве действует противоположным образом.

Он начинает с создания именно индивидуальных продуктов и приходит к искомой культурной целостности и непрерывности того или иного этапа прогресса лишь путем величайших сознательных усилий.

Comments are closed.