Пространства и Времени как единственного прибежища порядка в море гибели, хаоса и распада. Реалистический манифест так конкретизировал четыре пункта нового художественного метода, отвечающего его идеалу: 1) отрицание цвета как характеристики живописной внешности вещей и замена его тоном — свето-поглощающей средой; 2) отрицание изобразительной линии в пользу линий как векторов направления статических сил и ритмов; 3) отрицание старого объема и массы и их замена качеством глубины как основным измерением пространства; и 4) отрицание статичности формы в пользу кинетических ритмов. Нетрудно видеть, как мало было авторского, оригинального в этих броских тезисах.

Ибо к 1920 г. объективно значительный эстетический смысл таких положений был уже полностью усвоен архитектурно-художественным авангардом Запада.

Наступало время широкой жизнестроительной реализации принципов конструктивистского творчества. И быстрая собственно архитектурная конкретизация их главного идейно-художественного смысла происходит с началом 20-х годов сама собой.

Их скрытый архитектуроцентризм становится явным, всецело открытым.

Но — не за счет ослабления, а напротив, дальнейшего усиления его идеологизированной функции.

Искусство архитектуры — во всеоружии созревших крупно-индустриалистских предпосылок и новых средств формообразования — оказывается в самом центре художественного процесса, завершившего логику своей почти полувековой трансформации. После Беренса, Мутезиуса, раннего Гропиуса, после их настойчивого связывания воли к архитектоническому собиранию жизни с организационными потенциями нового индустриализма, эстафету перенимают те, кому открылся уже полный художественный смысл всего рассмотренного нами художественно-формотворческого процесса.

Комментарии запрещены.

Архитектура
Графика и дизайн