Пространство людей и вещей

Но специфика архитектуры настолько заглушалась сначала непомерными материальными массами, затем — бесчисленным множеством разнообразных вещей, а еще позже — технологическим прогрессом, что ее собственный смысл, действительно, пришлось чуть ли не заново открывать в середине нашего века. Осознание указанного обстоятельства как раз и дало в это время повод Бруно Дзеви написать свою популярную книгу Архитектура как пространство. Не случайно и то, что, несмотря на многочисленные указания на пространственную миссию современной архитектуры у Райта, Гропиуса, Ле Корбюзье и других ее основоположников, эта книга начинается (уже в средние века!

) с недоуменных сентенций насчет того, что пространственный подход к сущности архитектуры до сих пор не развит и не является господствующим ни для историков искусства, ни даже для самих критиков архитектуры.

История архитектуры есть прежде всего история пространственных концепций,- напоминает Б. Дзеви, справедливо утверждая, что пространственная интеграция является необходимой принадлежностью любой возможной интерпретации, стремящейся к конкретному и правдивому взгляду на архитектуру, и что только выполнение архитектурой той или иной содержательной пространственной функции синтезирует все другие ее стороны: политическую, социально-экономическую, утилитарную, психофизиологическую, техническую и формальную.

Недоуменный подтекст книги объясняет и азбучный, словно бы даже тривиальный, характер разъяснений Б. Дзеви относительно того, что содержанием пространства и, следовательно, содержанием архитектуры является человек, живущий в архитектурном пространстве, его деятельность, т. е. действительная полнота его физической, физиологической и духовной жизни в той мере, в какой это совпадает с местом его существования.

Содержанием архитектуры является ее социальная содержательность.

Comments are closed.