Подразумевает, следовательно, превращение и всех средств архитектурной формы в экспрессивное выражение развитых пространственных взаимосвязей социальной действительности — связей между индивидами, между индивидом и обществом, между обществом и природой. Подчиняясь специфичному для нее принципу внутреннего совпадения форм жизни с формами искусства, соответствуя в конечном счете неодолимым тенденциям демократического обобществления практики, передовая современная архитектура стремится быть не суммой зданий, а как бы объемно-пространственным воплощением структуры самих универсальных общественных взаимосвязей.

Нетрудно понять, что огромная роль новых строительных материалов и конструкций, уже упоминавшихся радикальных изменений в области технологии формообразования архитектуры,- словом, всего технического переворота в строительстве в полной мере раскрывается в детерминации этой новой пространственной концепции архитектуры. Это отмечают все ее западные теоретики.

Однако далеко не всем из них ясно, что речь тут идет не просто о материально-технических или абстрактно социальных и демократических предпосылках формирования пространственной концепции.

Что ее полное развитие неотделимо, во-первых, от исторического исчерпания и отрицания капиталистической формы универсализации производства и общественных отношений и, во-вторых, от процесса физически-природной натурализации эстетической чувственности, развивающейся в неми-стифицированном, неиллюзорном обращении с новыми технологическими принципами формообразования. О втором из этих аспектов уже было сказано достаточно, зато на первом нам теперь надо задержаться специально и подробно.

Функциональная и в той или иной степени художественная организация пространства, разумеется, во все эпохи составляет специфическое ядро архитектурного творчества.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.