Принцип повторения

Как известно, идея динамической или кинетической архитектуры завтрашнего дня до сих пор остается в составе архитектурных утопий как одна из наиболее заманчивых и труднейших; тут она была заявлена в очень широком натурфилософском ключе. Близкие мысли высказывал П. Гёш, писавший, что прежняя архитектура существенно минерального происхождения должна завтра расшириться за счет подвижных форм: капель, излучений, огня, волн.

Принцип повторения возведет все это до уровня принципа органического мира. На этой основе резко расширится и прежний ограниченный состав архитектурных форм, куда наряду с квадратом и прямоугольником войдут также круглые, звездчатые и криволинейные фигуры, фигуры параболы, гиперболы и совершенно произвольных криволинейных очертаний.

Сходные идеи пронизывали впоследствии, в 60-е годы, эстетику антиконструктивистской контрреволюции архитектуры.

Но наиболее философски глубокую интерпретацию космического закона для новой архитектуры предложил в своих письмах Герман Финстерлин. Она основывалась на концепции организмической сущности универсума (вспомним идеи современной кибернетики и общей теории систем) как непрерывной борьбы сил энтропии и самоорганизации; хаоса и порядка, из чего и извлекался аналогичный закон для строения органической архитектуры, резко отличный от таутовского идеала кристалличности.

Согласно Г. Финстерлину, искусство в целом есть поляризованное творение мира души, которая благодаря своим чувствительным мембранам органического происхождения образует некое новое сублимированное произведение и которая непременно должна поэтому достигать высшей организованности.

В суммирующей деятельности художественной психики естественно и закономерно чередуются этап аполлонической, духовной кристаллизации нового конструктивного порядка целого и дионисийский этап сублимированной дифференциации одушевленной множественности материала, реабилитации и нового обогащения предметности объекта и человеческой чувственности.

Comments are closed.