Беренс (он родился в 1868 г.) начал как живописец и график-декоратор, но к концу века уже отчетливо сознавал свое растущее пристрастие к новым принципам целесообразности формы, диктуемым технологией современного промышленного производства. В 1900 г., будучи членом Дармштадской колонии художников, П. Беренс публикует брошюру-манифест Праздник жизни и искусства.

Непосредственно работа эта посвящена размышлениям о театре как высшем символе культуры, т. е. как бы традиционно иллюзионистскому искусству, но пронизана диаметрально противоположным пафосом. Этот пафос — энтузиастическая пропаганда современной эпохи, серьезных потребностей, полезных ценностей и т. п., чуждых игре и романтическим мечтаниям.

Спрашивая о возможности нового стиля в искусстве, Беренс взывает к открытому, свободному взгляду на окружающее, чтобы увидеть, что эти новые признаки уже находятся в становлении, по крайней мере в своих началах. Подобный взгляд на жизнь несовместим для автора с иллюзионистски-стилизаторским украшательством формы.

Нам надоела игра с минувшими эпохами. Знающие цену труда, мы постигаем наше время, нашу собственную жизнь; к чему нам этот маскарад форм давно исчезнувшей и чуждой нам жизни…

Мы чувствуем, что мы уже достигли в интересах практической жизни чего-то, что не существовало раньше, что не утратит своего значения, и это сознание несет нам радость и. Серьезному человеку, ценящему трудную работу, необходима не эта лживая игра, утверждает П. Беренс, а то, что он видит вокруг себя, что обладает для пего несомненной пользой и формами, подчеркивающими это назначение, работая, он хочет иметь хорошие инструменты, хочет, чтобы ничто не мешало его труду и т. д.12 Казалось бы, все ясно, и логика превращения этого художника модерна всего через 6-8 лет в лидера индустриального искусства и промышленной архитектуры проста и закономерна.

Комментарии запрещены.

Архитектура
Графика и дизайн