Смысл и форма и назначение всех вещей современного материального мира,- провозглашалось в Программе,- познаются с такой же правдивостью, с какой древние греки… постигли смысл, форму и назначение колонны.

Очень нелегко определить сегодня точный смысл и точную форму для самых простых вещей.

Мы еще долго будем нуждаться в распознании точной формы стола, стула, дома.

Очень нелегко — именно по причине их совершенно нетрадиционного функционального и технологического порождения. Первоначальные эстетические концепции современной западной архитектуры так или иначе ищут разрешение этой исторической художественной задачи на путях удовлетворения требованиям объективной универсализации общественного материального производства.

Этим определяется их общая прогрессивность в рамках материально-художественной цивилизации развитого капитализма.

Отыскивая нужное решение проблемы в широчайшем диапазоне идей — от функциональной правдивости отдельной вещи до манифестации универсального конструктивизма, все подобные концепции демонстративно опираются на архитектуру — на органически присущие ей возможности конструктивно-художественного синтезирования всех вещей в лоне материальной среды жизни. В этом идейном пространстве — между изоляционизмом и тотальностью — располагаются все конкретные эстетические проблемы и противоречия, которые обнаруживаются при этом в решении таких коренных вопросов, как роль творческой индивидуальности художника, содержание новой эстетической чувственности, переход от атрибутивных свойств искусства к новаторским произведениям, общественное признание новых художественных открытий и т. д. Подчеркнем теперь специально два важнейших эстетических момента, которые объединили все названные выше вопросы и обусловили в рассматриваемый период проблемное напряжение их собственно буржуазной постановки и решения, не всегда явное для их интерпретаторов.

Комментарии запрещены.