Открытые тенденции и принцип непрерывной архитектурно-художественной реальности в искусстве XV-XVIII вв

Начиная с Ренессанса, поясняет он, эстетика, т. е. воспевание первопланового, земного образа, вещи все больше становится предметом художественного изображения. И это уже не трансцендентное значение, уже не символическая мощь, располагающаяся посредине этих явлений…

Новый эстетический принцип, напротив, жаждет изображения персонального, самодовлеющего представления. Но достаточно этих свидетельств.

Вульгарный в конечном счете идеологизм всей этой весьма типичной конструкции станет еще более явным, если добавить, что автор цитированной только что работы демонстративно не интересовался никаким строгим понятием общества на том основании, что, мол, эта главная категория социальных наук в них самих еще не обрела сколько-нибудь однозначного объяснения. Пусть читатель только отметит для себя попутно, что совсем ведь не обязательно прибегать к понятиям бога и гештальта, чтобы и в наше время сходным образом обосновывать огульно-негативистскую, антиисторическую позицию по отношению к процессам развития современного искусства.

С этим тоже приходится встречаться, и для пояснения таких явлений честность идеологов от искусства, подобных Г. Зедльмайру или Ю. Палю, полезнее теоретической двусмысленности.

Продолжим наше рассмотрение именно первоплановых, земных образов архитектурно-художественной традиции, берущей свое начало во времени, когда материя стала всем, когда она стала фигурировать в философских конструкциях в качестве движущейся, гетерогенной в пространстве и во времени, многообразно эволюционирующей Энгельс назвал эпоху Возрождения зарей современной капиталистической эры. Замечательные энгельсовскио характеристики экономических, политических и других причин, которые вызвали к жизни этот величайший прогрессивный переворот, заложивший основы современного мира, широко известны.

Comments are closed.