Основные философские грани эстетики

Соответствующее миссионерское предназначение нового искусства пластической математики тут тоже специально учитывалось. Схонмейкерс называл это силой позитивного мистицизма, которая воцарит повсюду стиль как господство общего вопреки частностям. В случае стиля,- писал он,- искусство как раз и оказывается интегрированным в самых широких пределах культурной действительности.

Группа, созданная Мондрианом и Дусбургом, не случайно называлась Стиль, и после всего сказанного нетрудно оценить всю меру эстетической претензии, выражавшейся данным понятием.

Подобно тому, как отдельное абстрактное произведение представлялось тут осуществленной реальностью конструктивного универсума сознания, так — в аспекте отождествления истины и действительности — интеграция принципов подобной формы в самых широких пределах культурной действительности призвана была практически продемонстрировать значение выработанного художественного стиля для всей жизни, реальность ее надиндивидуальной и надприродной конструктивной упорядоченности. В XX столетии ни одна другая концепция современной западной архитектуры не была так неистово — не на словах только, а в реальном творчестве — устремлена к конечному апофеозу превращения всей жизни в реальность геометрического стиля.

Таковы основные философские грани эстетики Мондриана и Дусбурга. Все они, так или иначе, связаны с идеалистической абсолютизацией лишь одного структурного уровня формообразования, превратно отождествляемого с формой любого гармонического универсума, будь то мышление, человеческое общество или все мироздание.

Для рассмотренной традиции именно эта реальность — сознания и бытия одновременно — всегда выступала как единственно истинная реальность. Естественным и закономерным в общей замене времени деструктивности на новое время: время конструктивности (формула, которой заканчивали 5-й манифест Стиля Эстерн, Дусбург и Ритвельд) было союзничество всей рассмотренной философии и эстетики с идеологией организационного техницизма.

Comments are closed.