И не сгущены ли нами эти две полярные тенденции до такой степени, при которой они разрывают современную архитектуру на две взаимоисключающие части? Изменив проекцию с длиннофокусной на короткофокусную, мы и на переднем плане, современной западной архитектуры — в творчестве ее лидеров, в некоторых концепциях — обнаруживаем либо последовательное взаимозамещение, либо глубокое взаимопроникновение, казалось бы, исключающих друг друга принципов динамической пространственной структурализации архитектуры и ее тормозящего пластического овеществления. Парадоксальным предстает, например, Ле Корбюзье пространственный — в Плане Вуазен, в композиции его знаменитых вилл, в системе Модулёр и пластически-вещественный — в Капелле в Роншане, в монастыре Ла Туретт и других аналогичных произведениях.

Мис ван дер Рое, начинавший с открытых, перетекающих пространств в структурных композициях павильона Германии на Барселонской выставке и виллы Тугендат, заканчивает в 50-е годы превращением стекло-стальной призмы в изолированную, блестяще-стилизованную объемную вещь архитектуры. Органическая архитектура Райта, возвеличивающая свободную логику внутреннего пространственного саморазвития функций для идеальной демократии, как бы незаметно переходит грань, отделяющую социальное от природного, и в своем предельном развитии постулирует для демократической архитектуры нечто вроде тождества организма и окружающей среды, такого, какой присущ не обществу, а биологически-приспособительскому конформизму.

Глубокий внутренний конфликт между пространственным структурализмом и конформирующим органицизмом жизненной среды пронизывает всю концепцию японского метаболизма. Нет смысла умножать сейчас эти примеры, ибо перед нами встает теперь другой вопрос: каким же общезначимым способом разрешалась, преодолевалась на всем пути развития современной западной архитектуры внешне разрывающая ее, но на самом деле диалектическая антиномичность ее одновременной пространственности и овеществленности?

Комментарии запрещены.

Архитектура
Графика и дизайн