Отметим также то, на чем мы не можем здесь останавливаться подробно, но что лежит в основании любой гуманистической содержательности архитектурного пространства: чувственное переживание людьми, во-первых, определенного минимума или максимума пространства для жизни, во-вторых, развитых пространственных взаимосвязей и направлений социальной активности и, в-третьих, потенциальной возможности беспредельного расширения их творческой активности в окружающем пространстве природы и космоса образует для каждого поколения практико-психологическую основу присущностности архитектурного пространства каждому человеку. Такое чувство пространства входит в саму сущность общественного человека, принадлежит ей как одно из ее важнейших определений (Райт имел в виду именно это, говоря об органичной архитектуре как о внутренне присущей, вырабатываемой изнутри, а не надеваемой сверху).

С этих позиций специфику архитектуры можно пояснить с помощью образа железнодорожного полотна, пространственно-геометрическая и неподвижная прямая которого прорезает хаотический массив леса и дает мчаться поездам. Окружающая природа подвижнее полотна, но мчащийся по нему поезд намного подвижнее леса и свободно устремлен к своей цели.

Заключенный в этом эффект дороги выражает, собственно говоря, культурную диалектику всякого человеческого строительства в его соревновании с природой.

Культурный эффект архитектуры тоже зиждется всецело на ней, но сконцентрирован на пространственной проблематике как таковой, на формообразовании системы пространственных структур и коммуникаций как императивного условия каждый раз все более подвижного — все более дифференцированного, динамичного, экономичного, свободного, целенаправленного и универсального — осуществления человеческой жизнедеятельности. Жизнь новой архитектуры всегда начиналась с прокладки дорог, транспортных коммуникаций.

Комментарии запрещены.

Архитектура
Графика и дизайн