Объемно-пластическая непрерывность формы

Можно также вспомнить, что как раз к середине XVIII в. (т. е. почти ко времени Баха) относится стоящий несколько особняком — но не от всей указанной линии развития — феномен творчества Пиранези, художника-архитектора, в знаменитых офортных сериях которого, прежде всего в серии Тюрьмы, изображалась фантастическая архитектура целиком на основе ее непрерывного пространственно-структурного саморазвития. Гигантские каменные арки, порталы, столбы, площадки образуют в этих офортах систему последовательных (нигде не замкнутых в помещения) пространств, пересекающихся по взаимно-перпендикулярным осям, и непрерывно вырастающих друг из друга, уводя взор зрителя в бесконечную перспективу.

При этом эффект непрерывности специально усиливается изображением нескончаемых лестничных переходов с одного уровня на другой и из одного пространства в последующие, а также гиперболизированным перспективным сокращением форм в глубинных планах. Экстатические, поражающие восприятие композиции Тюрем Пиранези есть по существу замечательные демонстрации специальной комбинаторной разработки идеи непрерывного архитектурно-пространственного средообразования.

Не исключено, что образ тюрем здесь — это как бы сам плен воображения, практически безысходный и потому трагический, но беспредельно захваченный идеалом непрерывного самопорождения архитектуры. Как бы там ни было, ясно, что феномен Пиранези не случаен для завершения ренессансно-барочной эпохи, он не случайно продолжает грандиозную непрерывность Баха и стоит в преддверии романтической апологии тождества бесконечной реальности и идеальности, расшифрованной затем в формах художественного реализма гениями искусства XIX-XX вв.. Объемно-пластическая непрерывность формы в архитектуре барокко сменилась в начале XVIII в. плоскостным экспрессивным выражением той же идеи в бесконечном растительном орнаменте роскошных интерьеров рококо.

Comments are closed.