Негэнтропия и энтропия

Негэнтропия и энтропия (это понятие присутствует у Г. Финстерлина), порядок и хаотический взрыв новой множественности вещества постоянно следуют друг за другом и меняются местами, а надличная сущность всего процесса таких перемен схватывается только интуицией, только художественной фантазией, изоморфной и структуре космических сил. Архитектура, понимаемая как весь мир пространственных форм жизни, есть, с этой точки зрения, пространственно-пластическое зеркало указанного процесса, выступая в единстве моментов органической структурализации и дифференциации материального вещества жизни,- ибо интерпретация этих сил и уловление духовного часа, возвещающего время нового упорядочения их органических элементов,- это священнейшая миссия художника. Лишь порождаемая таким процессом генетической мутации, архитектура становится подлинно органичной, феноменом биогенетической сущности человека. Уловить и выразить исторический момент, когда пространственно-пластический объем как бы непроизвольно самоорганизуется из дионисийского хаоса новых предметных элементов жизни,- это, как прибавляет Г. Финстерлин, значит приблизиться к счастливой миссии зодчих Василия Блаженного Нельзя не отметить резкого отличия этой позиции от формального и идеологического фатализма, который был присущ, скажем, глпенглеровскому оперированию моделями организма и механизма, в результате чего потенции современного творчества характеризовались всецело в духе техницизма.

Величайшим символом современного мира Г. Финстерлин, напротив, считал расцветшее древо индивидуальной психики, ее дифференцируемой чувственности, бесконечное разветвление кровеносных и нервных связей, влекущее к полной переоценке окружающей нас жизненной среды не в механистической, а органицистской перспективе.

Ее сущность обнаруживается во все большем и большем раздвижении эмоциональных и духовных горизонтов, а также в более глубокой спецификации физических сторон жизни человека.

Comments are closed.