Нахождение антитрадиционной и остросовременной красивой формы промышленного изделия

Какая же позиция,- спрашивал Мутезиус,- может соответствовать искомому результату этого стремления избежать каких бы то ни было исторических реминисценций? И отвечал: только создание вещей выдающегося художественного действия на основе их абсолютно автономного формообразования.

Отсюда, наконец, главное содержание современной художественной промышленности, которое состоит в том, чтобы прежде всего правильно и по существу определить цель каждого предмета и логически развить его форму из этой цели.

Положения эти, ставшие основанием практической деятельности Веркбунда, справедливо считаются первым четким определением эстетики функционализма.

Нахождение антитрадиционной и остросовременной красивой формы промышленного изделия на основе самостоятельных требований данного предмета, действительно, стало с тех пор специфическим методом творчества в западном индустриальном дизайне и в архитектуре, создаваемой индустриальными способами. Спрашивается, что может означать для эстетики стремление к художественной универсальности признано, современного стиля на основе абсолютно автономного формообразования, исходя из утилитарной цели, т. е. пользы лишь каждого данного предмета?

Потребительский принцип полезности — тем более в системе товарно-вещистского производства и сознания — закрепляет за каждым предметом (и за его формой как пространственно-структурной реальностью его функции) совершенно уникальную, незаменимую ничем другим, частичную функцию.

Логически развить форму такой вещи из ее назначения — значит прийти к соответствующей уникальной форме, чуждой как раз всякой универсальности стилеобразующего закона. Мы уже показывали выше общий смысл этого существенного эстетического противоречия.

Многие такие скрытые антиномии эстетики современной капиталистической архитектуры обнаружились в связи с ее определением в концепции Веркбунда. Существо таких противоречий и находится сейчас в поле нашего внимания.

Comments are closed.