Ложный пафос

Особенно замечательна в этом отношении гениальная фигура Ле Корбюзье — зодчего, начинавшего каждый свой день с работы над живописью и создававшего действительно превосходную живопись и декоративные панно. Потребовался бы специальный разбор, чтобы показать, как полуизобразительная и полукубическая трансформация в них, скажем, предметов жилого интерьера или натюрмортной композиции глубоко синтезирует живописный и архитектурный принципы творчества, органично взаимообращает их друг в друга так, что отсюда остается только один шаг к проектированию реальных пространственно-предметных форм.

Все, о чем сейчас говорилось выше (и в рамках всей данной главы), касается общекультурных эстетико-художественных истоков прогрессивного новаторства в современной западной архитектуре. Они глубоко коренятся в скрытых основаниях ее пространственного радикализма и в неуклонно усиливающейся натурализации его конкретного формообразующего выражения.

Однако на поверхности чисто капиталистического прогресса строительства — в стихии социального функционализма и отчужденной типологии его собственно цивилизаторских форм — этот процесс выступал и выступает как фетишизируемый технологизм, как тенденциозная и конфликтная противоположность большинства рассмотренных признаков всякой широко понимаемой органичности и природности, как нечто демонстративно антиорганическое.

Ложный пафос полного разрыва с исторической традицией архитектурно-художественной культуры, когда вся эстетика нового строительства будто сваливается с неба благодаря лишь индустриальному обществу и голому научно-техническому прогрессу,- неотъемлемая часть отмоченпой превратности.

Однако даже и в апологетическом техницистском инварианте эстетики современной архитектуры зависимость многих ее коренных признаков от существа описанного процесса и его новаторской трансформации выражена самым непосредственным, наглядно-чувственным образом.

Comments are closed.