Конструктивная ясность

В определенном смысле Стиль даже отчетливее и шире, чем предваряющие его и последующие концепции современной западной архитектуры, выразил взгляд на машинерию, на технологизм нового этапа исключительно лишь со стороны его мощных рационалистически-организационных потенций надличного свойства. Здесь ведущая роль принадлежала Дусбургу, поскольку Мондриану обращение и к такой конкретности, как техника, было чуждо.

Вот одно из принципиальных суждений Дусбурга об организационной роли техники и машины: Если справедливо, что культура, в ее обобщенном понимании, подразумевает независимость от природы, то не будет ничего неожиданного в превращении машины в концептуальное слагаемое культурного устремления к единству стиля. Машина в большей мере, чем что-либо другое, есть проявление духовной дисциплины.

Как общая концепция искусства и жизни, материализм базируется на принципе производства в роли непосредственного запечатления человеческой мысли.

Новая духовная концепция искусства является не просто отражением красоты машины, но прежде всего ясным осознанием бесконечности ее выразительных возможностей (то есть духовно-дисциплинарных и интеллектуально-организационных возможностей.- В. Т.) в интересах искусства…

Конструктивная ясность становится условием взаимодействия духовной и практической сфер современной действительности.

Только машинерия в состоянии обеспечить эту ясность. Поэтому новые возможности машинерии выходят на авансцену эстетических ценностей, типичных для нашего времени.

В начале 20-х годов благодаря прежде всего Дусбургу и ведущим архитекторам Стиля происходит сращение космологии универсального геометризма прямоугольных отношений с идеями организационной технологии, и они вместе — как откровение бесконечных выразительных возможностей неопластицизма — определяют значение специфической и внутренне-законченной системы Стиля для современного архитектурного формообразования.

Comments are closed.