Не случайно новое взаимодействие указанных полюсов, расцененное как серьезнейшая общая ситуация в сегодняшней архитектуре, было обозначено в центральной теме доклада с характерным названием Конформизм, хаос и непрерывность, с которым выступил организатор упоминавшегося ранее торжественного симпозимума в Колумбийском университете в 1961 г. архитектор Чарлз Колберт. Перечислив прежние факторы, приведшие к полной дезорганизации визуальной среды в городе (беспорядочный рост населения без его градостроительного планирования, транспортный хаос, беспризорно проектируемая массовая продукция, разрыв между огромными социальными переменами в жизни города и старыми психологически-воспитательными канонами, атмосфера коллективного страха и индивидуальной беспомощности и др.), докладчик, к его чести, нашел очень точные словесные формулы для выражения нового проблемного существа ситуации.

Мы оказываемся, таким образом,- говорил он,- перед лицом целого ряда парадоксов: мы стоим посредине расползающегося хаоса, но одновременно и посредине рождаемого массовостью, творимого массовостью, стандартизуемого и рационализированного взаимосоответствия. Является неоспоримым фактом, что конформизм и хаос снабжают пищей друг друга, что внешнее единство есть зачастую результат внутреннего хаоса.

С другой стороны, внешний хаос был бы невозможен, если бы он не отвечал внутреннему конформизму, который страстно или лениво добивается ее, этой псевдонепрерывности, созвучной зачерствевшим привычкам, вкусам, традициям и орнаментам, историческим копиям и эклектическим компромиссам. Это сформулировано настолько же эстетически широко и концептуально, насколько верно.

Глубокий эстетический смысл относящихся сюда проблем обнаруживается и в словах Ч. Колберта о том, что как взаимное соотнесение может быть выражением либо истинного коллективизма творчества, либо смертельного пресса, точно так же и хаос может расти либо неуправляемыми джунглями, либо цветущим садом.

Комментарии запрещены.