Каменная непроницаемость объемов

Но все-таки ее материальное и конструктивно-тектоническое своеобразие настолько значительно, настолько резко порывает с художественными традициями всей прошлой архитектуры, что волей-неволей хочется говорить о совершенно неизвестном всем докапиталистическим формациям варианте искусства архитектуры. Против такого взгляда на новаторство современной архитектуры можно выдвинуть веские эстетические возражения. Тем не менее для непосредственного, чувственного восприятия ее форм оно выступает именно беспрецедентным, и этот факт имеет решающее значение также для теории.

Каменная непроницаемость объемов, неразвитость пространственных форм в соединении с гипертрофированными телесными массами, скульптурная и живописная пышность, ордерная система с ее колоннадами, портиками, карнизами, капителями и фронтонами, каноничность фронтальных и симметрично-осевых композиций, живость ручной технологии и бесчисленных затейливых деталей — все это за несколько десятилетий не просто утратило значение и исчезло в стихии современной архитектурной эстетики, но развилось в свою противоположность, обрело свои принципиальные историко-художественные антиподы. Вместо массивности восторжествовала пространственность, вместо непроницаемой телесности — проницаемая каркасная структурность, вместо тысячелетней композиционной каноничности — произвольность любых объемно-планировочных схем, а вместо изобразительной пластики и рукотворной живости форм — их неизобразительность и машинный технологизм.

Такова ригористическая линия новаторства современной западной архитектуры, которая утверждала себя в борьбе с ложно-классицистическим и буржуазно-реакционным эпигонством, с любовным воскрешением в городах XIX и XX вв. множества мертворожденных античных и ренессансных копий.

Comments are closed.