Рамки старого orbis terrarum были разбиты, как писал об этом Энгельс. Радостное отрицание системы идейных запретов в предустановленной картине миропорядка было естественным проявлением ее стремительной материализации. Вместе с окружающей природой Возрождение открывает плотски-чувственную, физически-красочную, но в то же самое время духовно чрезвычайно обогащенную природу человека.

Открывает личность человека как силу, способную по бесконечности своих динамически-деятельных потенций превзойти творческую мощь божественной конструкции мироздания. Можно сказать, что весь этот мир раннего и зрелого итальянского Возрождения, мир необычайно деятельных городов, всевозможных частных дворцов и особняков, публичных площадей, богатых интерьерных убранств, каналов, башен, всевозможных механических изобретений, библиотек, пестрых городских толп и сильных личностей, живого речевого общения, мир разноцветного мрамора, бесчисленных картин, скульптур и декоративных деталей, многокрасочных одеяний и украшений,- что этот мир вдруг озарился радостью, стал гетерогенным в пространстве и времени постольку, поскольку он весь стал материей, открытой для непосредственного созерцания и не нуждающейся для своего объяснения в действии внепространственных, спекулятивно-идеологических сил. Искусство Возрождения моделирует действительность на основе столь же интенсивного захвата материи резко расширившейся действительности.

Но в искусстве ее целостная динамическая модель возникает совсем не так (или не совсем так), как в умозрительной философской картине мира. Для выражения нового богатства человеческой сущности ренессансный художник — в поэме ли, картине, здании или статуе — совмещает, как бы идентифицирует три реальности: физически-реабилитированный мир природы и общества с радостным антимистицизмом своего творческого воображения, а эти две реальности — с раскрепощенной физически-чувственной природой художественной формы.

Комментарии запрещены.

Архитектура
Графика и дизайн