Второй принцип, характерный для основ эстетики современной западной архитектуры в тот же период,- оптимистический, или апологетический, техницизм. Он вбирает в себя все разнообразные социальные аспекты фетишизируемого влияния прогресса крупной машинной индустрии на средства, способы и общественные задачи формообразования архитектурной новой жизненной среды. Через посредство разрастающихся индустриальных центров, бурное развитие собственно промышленного и инженерного строительства, через посредство его новых функциональных заданий, новую строительную технологию, широкую техническую рационализацию архитектурных приемов и т. п. эстетика архитектуры подпала под это воздействие кратчайшим и быстрым путем.

Однако, говоря об оптимистическом, или апологетическом, техницизме, следует иметь в виду и нечто более общее — некоторую экстремальную идеологическую ситуацию, в которой солидарность со всемогуществом средств индустриального порождения вещей и сам идеологизированный образ технического века становятся как бы фокусирующим центром мышления архитектора — художника и теоретика.

Он может открыто взывать к всесилию идей машинизма, может не привлекать к этому специального внимания — это мало что меняет. Решающим моментом во всех таких случаях оказывается резкая поляризация соответствующего художественного сознания по отношению к суммарной типологии формообразования, связанного с интерпретацией прежде всего признаков живого, органического, неповторимо разнообразного, индивидуально-ценностного и т. п. В последовательной эстетике техницизма значение таких признаков художественной реальности обесценивается принципиально.

Индустриальный мир завладевает воображением художника не только как источник новых форм в целом, но и как гарант таких конкретных достоинств этих форм, как рационалистичность, ясность, чистота, экономичность.

Комментарии запрещены.