Философская традиция в эстетике стиля

В атмосфере 20-х годов ее влияние было обусловлено глубоким сплавом в ней, с одной стороны, самого рационалистического духа современности, а с другой — соответствующей идеалистической философской традиции всей западноевропейской эстетики. Наиболее широкая философская основа эстетики Мондриана и Дусбурга — это исходящая из платонизма и неоплатонизма традиция объективно-идеалистического реализма, утверждающая реальность и первичность существования всеобщего по отношению к единичным вещам и независимо от них. Но наиболее близкой для эстетики лидеров Стиля, для их апологии автономной и надиндивидуальной мощи конструктивного универсума формы была томистско-аристотелевская модификация реализма, согласно которой высшей реальностью выступает божественное как чистая актуальность, т. е. деятельная первопричина порождения всего сущего.

Принцип формы, которая, как способ организации, не есть ни идея, ни вещество сами по себе, а их неразличимое тождество в конструктивной гармонии явления, как известно, всегда играл в указанной традиции огромную роль, истолковываемый идеалистически и теологически. В своих ранних выступлениях Дусбург не раз прибегал к понятию божественного как превосходящего антипода внешней природы.

А Мондриан именно в таком ключе писал, что искусство, это надчеловеческое создание, культивирует надчеловеческий момент в отдельном человеке, и тем самым становится инструментом гуманитарной эволюции, равным по своему значению религии. Ни у кого из тех, кто разделял эстетику геометризованного конструктивизма (включая Ле Корбюзье и Мис ван дер Рое), исповедование отмеченного принципа не заслоняло громадного значения других — социальных, гуманитарных, функциональных и технологических факторов новой архитектуры.

Comments are closed.