И в той же мере неправильно мы поступаем, когда сводим вещи к основным геометрическим и кристаллическим фигурам, так как и в этом случае производим над ними насилие… Навязывать вещам форму геометрических фигур — значит их обезличивать, значит их механизировать.

Мы же хотим механизировать не вещи, а производство…

Наконец, в русле тех же идей находится и вся грандиозная концепция органичной архитектуры Ф. Л. Райта.

То, что вся эта линия эстетики современной западной архитектуры в течение десятилетий не получала, по существу, широкого общественного признания, само по себе красноречиво свидетельствует о неортодоксальном характере ее важнейших эстетических координат.

Ведь в той или иной степени органицистские аспекты присутствовали в эстетике и Мис ван дер Рое, и Корбюзье, но в течение долгого времени оставались у них скрытыми под мощным наслоением противоположных — рационально-техницистских установок.

И только в так называемой контрреволюции архитектуры 50-60-х годов некоторые из идей органицистского арсенала (не все, не самые главные и далеко не в адекватном их выражении) получили признание и частичную реализацию.

Полная творческая ассимиляция комплекса указанных идей в общем русле эстетики современной архитектуры и сейчас еще остается делом будущего.

В предыдущем изложении нам уже приходилось обращаться к некоторым документам голландской художественной группировки Стиль (De Stil).

Перейдем теперь к специальному анализу эстетических идей этой организации, где во второй половине 10-х и в 20-е годы была выработана наиболее концептуальная модель единства новой архитектуры на посткубистическом пути структурной универсализации чистых — одновременно идеальных и жизнестроительных — элементов пространственно-пластической формы.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.