Форму искали и находили, в то время как функция и техника, как казалось, целиком давались самой новой действительностью в качестве исходных реалий современного творчества. Повсюду заявляет о себе сегодня новая жизнь,- говорил Герман Мутезиус в 1911 г.,- и начинает пускать свои ростки свежее архитектоническое сознание. Показательно для его силы, что оно незамедлительно ищет себе более широкое поле деятельности и завладевает областями, которые до этого были отняты у архитектора,- такими, как инженерное и индустриальное строительство, а также планирование целых поселков и городов.

От дивана к градостроительству — так может быть обозначен путь, пройденный художественно-промышленным и архитектурным процессом за последние пятнадцать лет. На этом, внешне наглядном уровне эстетические задачи и способы их решения подтверждались вполне самоочевидными эстетическими предпосылками.

Признание требований всеобъемлющей индустриализации типов, средств и приемов архитектурного строительства ведет к полной художественной реабилитации промышленных форм, эстетического уравнения прав искусства и индустрии. Важнейшей проблемой, затрагивающей суть развития человеческой культуры,- говорил в 1910 г. Петер Беренс,- является вопрос о том, считаются ли выражениями высокоразвитого искусства и крупнейшие технические достижения нашего времени…

Наиболее весомо и зримо наши способности проявились в достижениях современной техники, даже если техника еще не создала культуры, поскольку она не ставила перед собой цель объединиться с искусством. Обратим внимание на то, что это осознавалось (по крайней мере архитектором-художником) как проблема проблем начала века, затрагивающая суть развития человеческой культуры в данное время.

Комментарии запрещены.