Мне кажется, что я инстинктивно ненавижу пустые, претенциозные формы Ренессанса,- говорил Райт в 1930 г. в цикле Принстонских лекций о современной архитектуре. Громадный выступающий карниз, ставший уже в архитектуре Ренессанса конструктивно-фальшивым ордерным придатком к стене дома, приведен Райтом как характерный образец тех священных символов, с помощью которых были увековечены статусное представительство господствующих классов, их напыщенность и показное важничанье, красивые сценические жесты, творческое бесплодие, фетишистское поклонение старым канонам, замаскированное невежество и т. п. Ничто, кроме социального лицемерия буржуазии и ужаса перед прогрессом, не оправдывает этой ордерно-карнизной лжи в современных условиях машинной технологии и экономичности, стремления к новой конструктивной правдивости, к не показной естественности поведения и правил общения с предметами, к торжеству демократизма и новому чувству природности. Теперь мы можем оглянуться и увидеть, каким позором был этот антидемократический фетиш в действительности, каким обманом он стал, как он помпезно лгал нам о себе; осознать, какое в нем крылось душевное убожество и какую бедность творческого воображения великих архитекторов он хитроумно скрывал в течение многих веков.

Дальше следовало обращение к истокам этого антидемократического фетиша.

Не только несколько веков ренессансной архитектурной традиции, но и всю великую архитектуру античной Греции (прежде всего культовую) Райт, не смущаясь, объявил фальшивой и несвободной архитектурой авторитарной мысли и прекрасных масок.

Древнегреческие храмы воспроизводили в мраморе формы предшествующих деревянных построек, и, следовательно, у такого храма вообще никогда не было каменных форм, а всякое чувство материала явно было утеряно греками, дав начало конструктивно и художественно ложному развитию форм каменного ордерного декора в римской архитектуре и в архитектуре Ренессанса.

Комментарии запрещены.