Как и другие сменшые концепции западной архитектуры первой трети XX столетия, эстетика группы Стиль явилась идеологическим и художественным ответом на уже рассмотренную нами кризисную и революционную ситуацию, обозначившуюся с началом века для всего буржуазного общества. Но в отличие от организационно-индустриалистических, промышленно-дизайнерских или же утопически-общенародных программ новой архитектуры, у Мондриана и Дусбурга на первый план выступила манифестация собственно универсалистской сущности чистого геометрически-конструктивного порядка абстрактной формы как самодостаточного культурного орудия для обуздания хаоса и трагической борьбы полярных противоположностей. Дополнительная политическая конкретизация трагизма эпохи при этом отсутствовала — катастрофа мировой войны, как было выражено в 1-м манифесте группы, воспринималась и как эпохальное возмездие за засилье индивидуализма и произвола в любой области, и как сама по себе мировая война индивидуализма с универсализмом.

Предельно отвлеченному и обобщенному принципу индивидуализма эстетика Мондриана и Дусбурга противопоставляла предельно обобщенный же принцип универсализма, универсальных отношений.

Им стал принцип безличного гармонического универсума, в котором какая-либо индивидуализация частей безусловно поглощается законами конструктивной уравновешенности всеобъемлющего целого. Трагичность жизни и искусства,- писал Мондриан, устранима только сотворением конечного единства.

Но в конкретной действительности это достижимо в гораздо меньшей степени, чем в действительности абстрактной.

Й еще: Освобождение от трагических эмоций доступно только тому, кто научился — культивируя чистое пластическое видение — превращать свою индивидуальность в универсум. Основатели Стиля всячески настаивали на объективно-жизненном содержании принципа универсальности.

Комментарии запрещены.