Чистая манифестация пространственных отношений

Чистая манифестация пространственных отношений начинается на плоскости живописи, которая в один прекрасный день,- писал Мондриан,- обступит нас в формах архитектуры и скульптуры. Архитектура всего лишь воплощает в осязаемой реальности то, что абстрактно представляется живописью неопластицизма. Она — и архитектор, и инженер, вырабатывающий для нас, в опережающем будущем, гармонию между нами и нашим жизненным окружением.

Однако, как мы уже знаем, понятия реально осязаемо, архитектура, жизненная среда, конструирование, гармония между нами и нашим окружением и т. п. нагружены здесь спекулятивным идеологическим смыслом. Проникнув в психику каждого человека и преобразовав ее изнутри в безличный тип гештальтистской структуры, универсальная красота только через всеобщую отождествимость духовной сущности людей должна была преобразовать и всю жизнь в гармоническое единство.

Той же цели, говорилось в 5-м выпуске журнала Стиль в 1923 году, всегда служили религия и наука, но в отличие от бесплотности первой и чисто интеллектуальной умозрительности второй, одно искусство делает нас знатоками гармонии в форме, отвечающей полноте человеческой сущности. Следовательно, оно может наполнить нас красотой до такой степени, пока красота не сольется полностью со всем нашим существом.

Тогда-то мы сумеем реализовать эту красоту во всем нашем жизненном окружении, которое будет таким путем приведено к гармонической согласованности с нашей человеческой сущностью. И совсем уже явная экзальтация — у Мондриана: Да, эта внутренняя жизненность сотворит и свое внешнее утверждение; абстрактно-реальная действительность осуществит себя и во внешней жизни, следовательно, во всех ее внешних проявлениях…

Представление красоты, снова освобожденное от бремени материальности, призвано воссоздать материальное общество.

Comments are closed.