Поэтому для него был в эти годы совершенно естественен и закономерен эмоциональный вывод о гибельной кризисности традиционных индивидуалистических акций в архитектуре, плодивших эклектическую массу грубо-стилизаторских по форме сооружений (домов, особняков, контор, зданий власти и т. п.) или единичные, но бессильные из-за своей социальной исключительности образцы новой архитектуры. Выдвигалась необходимость какого-то исторически-нового, антибуржуазного типа непосредственно общественного искусства и непосредственно общественной архитектуры, и революционность эстетического сознания отражала попросту мгновенно сгустившиеся чаяния по такой именно радикальной перестройке всего космоса художественной формы.

Самым внешним планом подобных чаяний выступало само по себе максималистское размежевание старого и нового художественного сознания.

Примерно так, как это прозвучало в 1918 году в 1-м манифесте голландской группы Стиль: Существует старое и новое сознание современности. Старое направляется индивидуализмом.

Новое сознание движимо универсальностью.

Борьба между индивидуализмом и универсализмом проявляется в мировой войне так же, как в сегодняшнем искусстве. Война уничтожила старый мир вместе с его содержанием: засилием индивидуализма в любой сфере жизни.

Новое искусство сильно тем, что заключает в себе новое миросозерцание современности, ставшее явью: уравновешиваемое соотнесение индивидуального с универсальным… Во всем мире современные художники, охваченные этим общим сознанием, принимают в своей духовной сфере участие в той же мировой войне против господства индивидуализма и произвола.

Они солидаризируются поэтому со всеми, кто духовно или материально борется за образование общечеловеческого единства в жизни, искусстве, во всей культуре.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.