В XX в. с утверждением монополистического капитала и интенсивным развитием характерных черт массового индустриального общества на первый план все больше выступает другая неотъемлемая сторона механизма капиталистического жизнеустройства — уравнительно-стандартизирующая, формально-отождествляющая, технократически-обезличивающая. После открытий фордизма, после упоения в 20-х годах над личной организационной мощью гигантов монополизированной индустрии и особенно после бесчеловечной тоталитаристской машинери и фашизма реальность технократически насильственного примирения противоположностей и обезличивающего упорядочения жизни стала, как известно, ведущей темой западной социологии культуры и искусства.

Мы хотим подчеркнуть опять-таки общие типологические признаки, присущие как авангардистскому модернизму, так и искусству традиционно-буржуазному.

В обеих этих линиях развития западного искусства отразился процесс самопревращения атомизированного произвола в обезличенный порядок целого, хаоса — в конформизм. Есть большая разница,- справедливо отмечал Макс Пикард,- между тем, когда единство облика эпохи обусловливается тем, что вполне определенный идеал пронизывает собой все ее проявления, и тем, когда все становится похожим по той причине, что целое раскалывается тождественным образом на одинаковые части.

Первое есть просто сходство в материальном бытии определенной идеи, в то время как второе — механическое нивелирование благодаря тождественности распада.

Это было сказано о новейшей модернистской живописи, но тут схвачена универсальная закономерность эстетического состояния новейшего массового общества. Будучи правоверным теологом, Пикард противопоставлял этому состоянию идеал божественной целостности, неподвластной козням техницизма; более трезвые мыслители говорили об этом, конечно, иначе.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.