В 1921 — 1922 гг. Дусбург работает, главным образом, в Германии, печатно и устно пропагандируя идеи Стиля среди левой художественной интеллигенции. Существенно усиливается влияние этих идей на Баухауз, которому в то время грозило перерождение чуть ли не в монастырь искусства, исповедующий ремесленно-средневековые принципы соборного синтеза. Имеются печатные свидетельства исключительного значения появления Дусбурга в Веймаре и его энергичных акций по развитию идей новой архитектуры в Германии.

В 1922-1924 гг. влияние Дусбурга и всей эстетической системы Стиля на программу Баухауза и его коллектив решающим образом обусловило их поворот к рационалистически-конструктивистскому синтезу искусства. Не обошлось, очевидно, без такого влияния и в определении Гропиусом пространственно-композиционной структуры нового здания Баухауза в Дессау.

Словом, воздействие это было сильным и широким, адресованным всей сфере левого искусства, а не только архитектуре Среди художников и архитекторов, больше других отразивших в своем творчестве в 20-е годы радикализм идей Стиля, сам Дусбург выделял имена П. Рёля, М. Брейера, А. Мейера, В. Графа, Л. Мис ван дер Рое, Г. Рихтера, Л. Гильбер-сеймера и некоторых других, что тоже соответствовало действительности.

Быстрая ассимиляция эстетики Стиля архитектурным авангардом была обусловлена тем, что кодекс новой дисциплины творчества был сформулирован Дусбургом, Ван дер Леком, подхвачен Гансом Рихтером и другими как общезначимая система нового художественного языка для современной архитектурной формы — со своим словарным составом и ясными правилами организации его элементов.

Фетишизируя общезначимость конструктивного плана формы, эстетика Стиля (созвучно идеям современного структурализма и семиотики) отождествляла его с природой всякого языка как орудия человеческих коммуникаций.

Комментарии запрещены.