Таким образом, качества нескончаемо-модулируемой естественности, природности, органичности в такой же мере принадлежат здесь изображаемым объектам, как и собственной физической реальности живописи, что свидетельствует об усиливающейся объективной рационализации зрительных образов жизни. Все перечисленные средства сливались в нерасторжимое целое в той кажущейся технической чудодейственности и необъяснимости, которая так поражает нас в шедеврах живописи XV-XVIII в.- сливались в изумительном апофеозе естественной, органической красоты материальных форм социально-природного универсума свободной индивидуальности. И пока это поддерживалось совокупностью соответствующих стимулов общественного прогресса, сильное действие в этой живописи ее архитектонических геометрически-конструктивных оснований оставалось глубоко скрытым, почти не ощутимым.

Положение начало меняться к концу XVIII в. и существенно изменилось ко второй половине XIX в. Развившиеся антагонистические противоречия зрелого капитализма, низменная антиэстетичность повседневных буржуазных отношений, социальный атомизм, отталкивающая мрачность раннего промышленного мира и чудовищность наемного фабричного труда, массовость вульгарных имитаций искусства во всех его видах и т. д.- совокупность этих факторов довольно быстро лишила малый мир классической станковой картины значения правдивого символа гармонической и доступной адекватному усвоению общественной действительности индивида.

И по мере того как это происходило, по мере того как предметность подобной живописи утрачивала свой прежний идеал, в структуре ее видимостей стали все явственнее проступать формально-геометрические и чисто физические характеристики ее красочно-плоской поверхности.

Со второй половины XIX в. и затем все более стремительно к рубежу XIX-XX вв. западная станковая живопись перерождается в физически-объективированную конструкцию красочных форм.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.