В работе Наука, промышленность и искусство, которая вышла в свет сразу же после закрытия выставки, Земпер по горячим следам набросал местами замечательную по своей логической беспощадности критику глубокой фальши буржуазных образцов красоты предметного мира. Признавая огромное влияние новой науки и машинной индустрии на сферу художественного творчества, он усмотрел основное зло в варварском насилии над правдой физических материалов и конструктивных способов формообразования, из чего следовал более общий вывод о глубочайшем социальном противоречии, заключенном в буржуазно-торгашеском отношении к завоеваниям новой науки и техники.

Надо полагать, Маркс не остался безучастным к царившему вокруг него в Лондоне величайшему ажиотажу по поводу Всемирной промышленной выставки, к этому явлению мирового значения, знаменовавшему, по словам корреспондентов, начало новой эры в истории человечества. Она действительно начиналась — эта новая эра, и кто в это время лучше Маркса понимал историческое значение момента?

Марксова речь 1856 г. на юбилее Народной газеты тоже была посвящена рождению современной истории, связанной с промышленной революцией, она тоже своего рода отклик на происшедшее всего за пять лет до этого событие мирового значения.

Понятие современности в сочетаниях: современная промышленность и наука, современные успехи техники и т. п.- многократно повторяется в этой короткой речи.

Для Маркса это понятие имеет диалектический и революционный смысл как обнажение великого и характерного для XIX века факта, заключающегося в тяжелейшем антагонизме, в несовместимости колоссальной производительной мощи новой науки и техники и капиталистических отношений собственности, порождающих нищету и упадок, невежество и моральную деградацию, взаимное человеческое рабство и технический фетишизм.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.