Для понимания эстетических установок, скажем, всего творчества Гропиуса, Ле Корбюзье или Мис ван дер Рое этот момент является вообще одним из центральных. Что же говорить тогда об одиозно-реакционных эстотических чаяниях насчет предустановленного конструктивного порядка вещей, которые в массовом буржуазном сознании последних двух столетий были и остаются выражением наиболее косных и мрачных вожделений старого миропорядка? В том же Восемнадцатом брюмера Маркс отмечал, что в июньские дни поражения революции 1848 г. девиз старого мира: Собственность, семья, религия, порядок — объединил все контрреволюционные силы в одну партию порядка против класса пролетариев — партии анархии, социализма, коммунизма.

Не боясь преувеличений, можно утверждать, что вполне определенные типы архитектуры в XX в. также адекватно соответствовали принципу собственность, семья, религия и порядок. Подчас это — низкие образцы в сравнении с образцами творчества корифеев.

Однако, как бы это ни смущало некоторых, между теми и другими не существует непроходимой пропасти. И так же как реакционная охранительность идеалов предустановленного буржуазного порядка вещей прекрасно уживалась с неукротимой товарно-производительной экспансией современного капитализма, так и конкретные архитектурные системы порядка через конструктивную гармонию по существу очень мало противоречили прогрессу индустриалистской современности.

Обостренное художественное переживание современности есть своеобразный духовный комплекс — одновременно мировоззренческий, психологический и творчески-побудительный, в котором проявляются характер и сила непосредственного эмоционального отклика художника на зов эпохи. Для мировосприятия творцов новой западной архитектуры современность — это начавшаяся с первой половины XIX в. и неизвестная всей предшествующей истории гиперболизация технологически-созидательного динамизма производительных сил общества.

Комментарии запрещены.

Архитектура
Графика и дизайн