Раздробление человечества на монады

Впоследствии, четверть века спустя, Энгельс снова обратился к жилищному вопросу в серии статей, направленных против реакционных иллюзий в этой области мелкобуржуазных реформистов. Включение этих и других работ одного из основоположников научного коммунизма в 27-й выпуск известной западногерманской серии Bauweltfundamente — одно из признаний буржуазной социологии архитектуры в том, что затрагивавшиеся в них проблемы (надо полагать, и способ их теоретического осмысления) и сегодня не утратили на Западе своей актуальности. Мы говорим сейчас о социально-художественной типологии архитектуры капиталистического общества, о социологии ее формы.

Этот аспект проблемы отчетливо выражен уже у Энгельса.

Напомним, что его анализ рабочих поселений и жилищ в структуре промышленных городов капитализма начинался с констатации глубочайшего эгоизма…

основного и всеобщего принципа нашего современного общества, пронизывающего весь жизненный уклад большого города.

Раздробление человечества на монады, из которых каждая имеет свой особый жизненный принцип, свою особую цель, этот мир атомов достигает здесь своего апогея.

Поляризация районов с прекрасными домами, дворцами богачей и районов с трущобами рабочего класса — крайнее классовое выражение атомизированной раздробленности капиталистического города.

Она отчасти скрашивается групповой общностью жилищ на этих полюсах.

Но зато с тем большей силой обнаруживается несовместимость лицемерной системы застройки, более или менее свойственной всем большим городам 15, с идеалом органично-правдивой и целостной архитектурной красоты.

Энгельс имел в виду, во-первых, лицемерие типично капиталистической планировки города (господствовавшей во второй половине XIX и начале XX в.), практики прорезывания его хаотической структуры парадными главными улицами, на которых размещаются наиболее богатые правительственные, банковские, культурные и частные здания, заслоняющие своим фасадным представительством трущобную убогость расположенных совсем неподалеку беднейших районов.

Comments are closed.