Общая характеристика историко-художественного содержания современности, стимулировавшей развитие новой архитектуры, будет принципиально неполной, если не коснуться ее глубоко консервативного мировоззренческого аспекта, связанного с эстетической поэтизацией прошлого — художественной символики греческой и римской цивилизаций, а также эпохи средневековья, активно питавшей буржуазное эстетическое сознание в рассматриваемый нами период. Хорошо известны слова Маркса: В классически строгих традициях Римской республики гладиаторы буржуазного общества нашли идеалы и художественные формы, иллюзии, необходимые им для того, чтобы скрыть от самих себя буржуазно-ограниченное содержание своей борьбы, чтобы удержать свое воодушевление па высоте великой исторической трагедии.

Как отмечал Маркс, традиции всех мертвых поколений тяготеют, как кошмар, над умами живых.

Это можно отнести к предмету нашего анализа — генезису современной западной архитектуры.

Нет необходимости приводить сейчас примеры бесчисленных страстных тирад всех без исключения основателей Современной архитектуры против этого кошмара мертвых поколений — против бутафорски-выхолощенной стилизации под классику в строительстве конца XIX и даже первых десятилетий XX в. Но важно подчеркнуть, что в не столь одиозном выражении тяготение к прошлому было отнюдь не только внешним.

Оно было также и внутренним, если не для самих западных лидеров современной архитектуры, то во всяком случае для общей эстетической логики художественного сознания всего рассматриваемого периода.

Призраки прошлого жили в этом сознании не совсем так, как в идейно-политической сфере, ибо художественное сознание, как бы оно ни проклинало свои исторические антиподы, никогда не порывает всецело с культурным арсеналом мирового искусства.

Тем более — с непосредственно взрастившим и питавшим его, каковым для современного искусства капиталистических стран был и остается прежде всего арсенал многовековой западноевропейской художественной традиции.

Комментарии запрещены.