Экспозиция

Уже было изобретено электричество, которому в недалеком будущем предстояло стать побудительной силой новой величайшей технической революции. О социальном значении этого факта Маркс говорил в 1850 г. в беседе с В. Либкнехтом: Царствование его величества пара, перевернувшего мир в прошлом столетии, окончилось; на его место станет неизмеримо более революционная сила — электрическая искра.

Далее он заметил: Теперь задача разрешена, и последствия этого факта не поддаются учету.

Необходимым следствием экономической революции будет революция политическая, так как вторая является лишь выражением первой. В том же году специальная комиссия под председательством кронпринца Альберта вовсю вела подготовку Всемирной промышленной выставки, открывшейся в лондонском Гайд-парке летом 1851 г. Она стала событием исторического значения, за несколько месяцев выставку посетило шесть миллионов человек, приехавших сюда со всех концов света.

Буржуазный мир упивался зрелищем тысяч промышленных товаров — от машин до всевозможных изделий прикладного искусства, выполненных машинным способом или с применением естественнонаучных идей. Экспозиция была развернута в гигантских оранжерейных залах Хрустального Дворца, возведенного по проекту Джозефа Пэкстона из легких стандартизованных элементов каркаса со сплошным остеклением поверхностей здания.

И Хрустальный Дворец, и его экспонаты восторженно приветствовались как невиданная ранее явь машинного прогресса.

Первый олицетворял собой удивительные конструктивные новшества строительства, вторые воспринимались как демонстрация всемогущества массового машинного удовлетворения человеческих потребностей, как демонстрация того, что машина может все в деле создания современной жизненной среды для всех и каждого, для богатых и бедных…

Однако реакция наиболее проницательных наблюдателей и появившиеся вскоре эстетико-социологические анализы были отнюдь не восторженными.

Comments are closed.