Нетрудно также понять, что сталь, легкие сплавы, пластики и возможность их изготовления и применения в строительстве… будут в равной мере причиной и результатом небывалых архитектурных замыслов, робкие ростки которых пробиваются в настоящее время, а в недалеком будущем расцветут в полную силу. В 20-х годах архитектура Запада, выражая себя в гигантских формах новых заводов, небоскребов, элеваторов, мостов, вокзалов, бравировала монументализированным металлизмом машинной эпохи.

Как глупый художник в мадонну музея вонзает глаз свой, влюблен и остр, смотрел тогда Маяковский на необыкновенный Бруклинский мост.

Бурный конструктивно-технологический прогресс архитектуры представляет собой, действительно, необыкновенно яркую особенность развития строительного искусства XX в. Избавленная тонкими металлическими конструкциями от непомерных каменных масс; играющая стеклянными гранями экранированного пространства или натуральной пластикой бетона, алюминия, пластмассы, керамики и дерева; отказавшаяся от лицемерных фронтонов и карнизов в пользу, казалось бы, откровенно технологической красоты, но легко образующая красочный синтез с монументально-декоративной живописью, скульптурой и дизайном; открывшая оригинальные композиционные приемы создания структур и форм предметной среды, невиданные ранее типы градостроительных компдетельством глубокого влияния современного научно-технического прогресса на повседневные формы жизненного окружения человека.

Подчеркнем общечеловеческую и демократическую основу данной стороны архитектурного прогресса. Рассматриваемая с этой стороны, передовая архитектура Запада по-своему правдиво запечатлевает пафос овладения объективными закономерностями природы, науки, техники и общества.

Дальнейшее развертывание научно-технической революции, разумеется, еще убедительнее подтвердит закономерность этой тенденции, ее огромные эстетические следствия.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.