Десять лет спустя упомянутый выше В. фон Эккардт свидетельствовал, что до сих пор по самым оптимистическим подсчетам лишь менее четверти из всего, строящегося в этой стране, и только 5 % наших жилых домов создается профессионалами с художественной подготовкой. Эти цифры — достаточно недавние еще подтверждения по существу полной антихудожественности массовой застройки американских городов (т. е. той, о которой невозможно получить представление по официозным публикациям историков и критиков современной архитектуры).

Ее антихудожественность и ассимилируется и всячески усугубляется социальным расслоением строительства, стихия которого не сдерживается никакой общественной планировочной программой.

Отсутствие в США сколько-нибудь эффективного градостроительного планирования — настолько общее место всех специальных работ на эту тему, что цитировать их тут не имеет смысла. В 1961 г. на симпозиуме, проходившем в Колумбийском университете в Нью-Йорке, состоялось торжественное присуждение ученой степени доктора гуманитарных наук Райту, Гропиусу, Ле Корбюзье и Мис ван дер Рое. В лице четырех великих Америка чествовала тех, кто больше других связал все свое архитектурное творчество и эстетическую пропаганду с задачей превращения окружающего хаоса в порядок.

В большой ответной речи Вальтер Гропиус говорил о двусмысленности своего положения в этой роли, о существе той реальности, на которую архитектор еще так исключительно редко оказывается в силах распространить свое влияние. Все выступления, сделанные за последнее время архитекторами и педагогами старшего поколения,- говорил Гропиус,- неизменно подчеркивали два слова: смятение и хаос…

Внутренние тенденции архитектуры двадцатого века, родившиеся полвека или где-то около того назад, глубоко ощущаемые нами и неразделимые в своем существе, взорваны сейчас на столько разных частей, что становится трудно хоть как-то собрать их в одно согласованное целое. Никогда еще раньше, признавался Гропиус, миссия архитектора не представлялась настолько опасной, настолько трудной и запутанной, как сегодня.

Комментарии запрещены.