Пропорции античного монументального рельефаВсегда простые, ясные, гармоничные и логически завершенные композиции античных монументальных рельефов дают основания предполагать, что для создания их во времена античности существовали какие-то закономерности и правила, которые обеспечивали успешное решение задачи. Несомненно, геометрические закономерности, применяемые на основании этих правил, были просты и общедоступны, так как искусство того времени было достоянием всего общества в целом.

Однако вопрос этот в должной степени не изучен.

До настоящего времени существует одно серьезное исследование в этой области, выполненное немецким ученым Э. Месселем.

В основу его системы положена геометрия круга. Большую часть построений Мессель выполняет исходя из десятичного деления окружности.

Это объясняется тем, что на любой стороне десятиугольника всегда можно построить пентограмму звездчатый пятиугольник, который содержит в себе наиболее пропорциональное отношение по закону золотого сечения. Иллюстрируя свой метод, Мессель рассматривает античные рельефы, стороны которых относятся друг к другу строго в пропорции золотого сечения, отчего эти рельефы очень хорошо вписываются в часть дуги по десятичному делению.

Нам представляется, что такой метод может вызвать много возражений: 1. При выполнении указанных построений горизонтальная прямая пентограммы не пройдет через пояс стоящих в полный рост фигур, тогда как этот пояс является линией естественного деления фигур в пропорции золотого сечения и линией горизонта рельефа.

2. Известно много античных рельефов, стороны которых не являются пропорцией золотого сечения. К подобным произведениям можно отнести работы Мирона, Фидия, Скопаса и другие произведения античности.

В этом случае появляются серьезные затруднения в применении методики Месселя вообще.

Предлагаемые построения очень сложны и одно это ставит под сомнение возможность практического применения их в мастерской скульптора. Анализ ряда скульптурных рельефов античности привел автора к выводу, что в основу построения их пропорций могли быть положены пропорции человеческой фигуры.

Для обоснования такого допущения можно сослаться на Витрувия, утверждающего применительно к архитектуре, что никакой храм без соразмерности и пропорций не может иметь правильной композиции, если в нем не будет такого же точного членения, как у хорошо сложенного человека.

Это можно распространить и на скульптурный рельеф, а именно: композиция рельефа должна подчиняться пропорциям идеальных человеческих образов, изображаемых в этом рельефе. Взяв изложенное за основу, увидим, что пропорции в античном рельефе устанавливаются двумя способами.

Первый способ заключается в следующем: отметим на плоскости, предназначенной для построения рельефа, полосу, определяющую высоту стоящих в полный рост фигур. Разделим ее на части в пропорции золотого сечения, а ширину рельефаскомпонуем из частей равных майор или минор от предполагаемой высоты фигур.

В построенную таким способом сетку впишем контур пластических объемов, так чтобы он подчеркивал построенную нами сетку. Второй способ отличается от первого тем, что ширина рельефа делится на части в указанной пропорции вне зависимости от связи с высотою скульптурных фигур.

Предлагаемая сетка делит основную площадь рельефа или стороны его в пропорции золотого сечения.

Она чрезвычайно проста, удобна для употребления и проходит через основную прямую линию горизонта рельефа. Вполне возможно предположить, что такие построения употреблялись мастерами античности для определения, как основных, так и частных пропорций монументального рельефа.

Следует заметить, что в рельефах эпохи классицизма, особенно в произведениях Мартоса чувствуются интуитивные поиски тех же решений. Рассмотрим изложенные принципы на примерах рельефов Алтаря Зевса в Пергаме и на одном из эрмитажных надгробий V века до нашей эры. Выберем для иллюстрирования исследования плиту, изображающую Афину в борьбе с Гигантами.

Высота этого рельефа определяется ростом Афины. Разделим его в пропорции золотого сечения.

Линия такого деления пройдет через пояс Афины, отсечет подбородок Алкиноя, левую руку Афины и левую руку Ники.

Повторные деления полученных отрезков в той же пропорции дадут ряд горизонтальных прямых, которые пройдут через характерные точки рельефа и подчеркнут в нем определенные горизонтальные членения.

Проведем вертикальную прямую через любое характерное членение рельефа в вертикальном направлении, например, касательно к правой щеке и бедру Алкиноя. Вправо от этой линии построим две вертикальные прямые на расстоянии, друг от друга равном майор от высоты Афины.

Тогда рассматриваемая нами часть фриза разделится на два прямоугольника, построенные по золотому сечению.

В каждый из них вписываются по два образа в левый Афины и Алкиноя, в правый Геи и Ники. Горизонтальная линия, проходящая через пояс Афины, в свою очередь делит каждый из построенных прямоугольников на квадрат и прямоугольник меньшего размера, построенный по золотому сечению.

Разделим ширину левого прямоугольника в пропорции золотого сечения на минор и майор, а ширину правого прямоугольника на майор М2 и минор т, и проведем вертикальные прямые, которые пройдут через левое плечо и бедро Алкиноя, плечо Афины и ограничат положения голов Геи и Ники. Если сдвинуть построенную сетку вправо или влево по фризу, например, провести исходную вертикальную прямую через правую щеку Афины, то все основные контуры рельефа будут опять в определенной строгой закономерности вписываться в нее. Рассмотрим второй способ построения пропорций на примере выбранного нами Эрмитажного надгробия.

Второе построение место руки женской фигуры, а третье высоту удаленного девичьего образа. Всякое новое дополнительное деление высоты или длины определит какие-то другие отправные точки рельефа.

При поисках других решений вполне возможно и полезно использовать предлагаемые принципы, как подсобный материал при построении основных элементов композиции современного реалистического рельефа. Некоторые вопросы современного использования дворцово-парковых комплексов на бывшей петергофской дороге Каждая историческая эпоха оставляет после себя различные архитектурные сооружения, которые продолжают служить потребностям человеческого общества, хотя условия, при которых они возникали, и цели, ради которых они создавались, уже изменились.

Всякая последующая эпоха использует здания, оставшиеся в наследие от прошлого, но не каждое из них может быть использовано по своему прямому назначению.

Многие памятники архитектуры приходится приспосабливать к требованиям времени. От правильно выбранного способа использования зависит дальнейшая судьба памятников, степень их сохранности, а также выявление их идейно-эстетической сущности, градостроительного и архитектурно-художественного значения в условиях современных городов или сельских населенных мест.

Вопрос об использовании памятников архитектуры нашел отражение в Инструкции об охране памятников культуры, изданной в 1949 г. В этом документе все памятники разделены на три группы в зависимости от возможности их практического и экономического использования. В первые послевоенные годы, когда составлялась эта инструкция, акцент на практическую сторону был оправдан теми трудностями, которые переживала страна.

В настоящее время положение изменилось, а инструкция продолжает сохранять силу единственного документа по данному вопросу. Сегодня под использованием памятников архитектуры следует понимать не только возможность получения доходов от эксплуатации зданий памятников, но и идейно-художественную пользу исторических архитектурных сооружений.

Поэтому классификацию зданий следует производить по принципу установления идейных и функциональных связей между памятниками и современной эпохой.

Они по-разному проявляются в различных по своему назначению зданиях.

Отдельную группу архитектурных памятников составляют загородные дворцово-парковые ансамбли, использование которых также вызывает затруднения.

В окрестностях Ленинграда существуют некоторые районы с частично или полностью сохранившимися дворцами и парками. Одним из них является южное побережье Финского залива, район бывшей Петергофской дороги (Ленинградское шоссе).

По перспективному плану развития Ленинграда это побережье станет обширной зоной отдыха.

С этим связано предполагаемое проведение линии монорельсовой железной дороги, которая свяжет Ленинград со Стрельной, Петродворцом и другими пригородами.

Таким образом завершится начатое еще в XVIII в. формирование южного побережья как единой системы парков с выходом к Финскому заливу.

В связи с этим особенно остро встает вопрос о наиболее целесообразном использовании существующих дворцовых зданий и парковых массивов. По инструкции по охране памятников культуры загородные дворцы входят в группу памятников, которые могут быть использованными, но исключительно под научные и музейно-показательные учреждения с сохранением их художественно-исторического облика, обстановки и внутреннего убранства (музеи-усадьбы, музеи-дворцы и т. д.). В настоящее время задача использования памятников ставится гораздо шире, но даже в рамках инструкции использование их не всегда осуществляется правильно.

Примером чего являются: бывший Константиновский дворец в Стрельне, занятый училищем, Фермерский дворец в Александрии, используемый под общежитие рабочих Петродворцового часового завода, Меншиковский дворец в Ломоносове, также принадлежащий учреждению, бывшая Тро-ицко-Сергиевская пустынь.

До сих пор правильному использованию памятников на Петергофской дороге не уделялось должного внимания. Сейчас становится очевидным, и что этот вопрос не должен решаться оторванно от перспектив развития всего района в целом и не может сводиться только к поискам каких-нибудь арендаторов, как это делается постоянно.

Что должно находиться в этих дворцах, а также в тех, которые лежат в руинах (дворцы в Михайловке, Знаменке, павильоны: Царицын, Ольгин, Розовый и др.), будет зависеть от использования парков, с которыми они связаны в единый ансамбль и от перспектив развития Ленинграда в юго-западном направлении. По генеральному плану границей будущего города в этом направлении станет поселок им. Володарского.

Таким образом, все Ленинградское шоссе будет разделено на две зоны: городскую и парковую. В зоне города окажутся усадьбы Александрино и Новознаменка.

Последняя расположена на территории так называемого Южного Приморского парка, который является частью сохранившейся от начала XVIII в. планировки всего южного побережья залива.

Проект, разработанный в настоящее время, предусматривает значительную его реконструкцию, что приведет к потере исторически сложившегося характера парка.

Целесообразнее было бы сохранение старой планировки и воссоздание разрушенной в годы Великой Отечественной войны дачи Демидова (Эльсворт), построенной в конце 1770 годов архитектором И. Старовым. Она могла бы стать необходимым архитектурно-планировочным элементом его композиции.

Нынешнее использование обеих дач (Новознаменка, Длександрино) под проектные учреждения также является случайным.

В зоне парков будут находиться: поселок им. Володарского с территорией бывшей Троицко-Сергиевской пустыни, Стрельна с Константиновский дворцом и парком, усадьбой Орлова, Михайловской и Знаменской дачами и Петродворец с примыкающей к нему Александрией, Собственной дачей и Сергиевкой. Центром этой парковой зоны станет город Петродворец.

Генеральным планом предусмотрено превращение его в городнауки с увеличением территории в 1,5 раза. Развитие его в южном и юго-западном направлениях затронет судьбу павильонов, расположенных по Самсониевскому водоводу и бывшего Английского парка, в котором также целесообразно воссоздание Английского дворца.

Встанет вопрос о необходимости восстановления дворцов в Михайловке и Знаменке, а также воссоздание дворца в Орловском парке и Стрельне. Застройка южного побережья Финского залива современными зданиями, развитие городов Петродворца, Ломоносова и самого Ленинграда придаст морскому побережью новый характер.

Но в этом новом достойное место должно занять прекрасное наследие прошлого.

Поэтому реставрация, воссоздание и использование памятников архитектуры на южном берегу Финского залива имеет большое градостроительное и архитектурно-художественное значение.

Комментарии запрещены.