Признаки парковых усадебных комплексовНа территории Ленинградской области сохранились многочисленные усадебные парки, создававшиеся с начала XVIII века до конца XIX века. Многие из них, принадлежавшие видным деятелям русской культуры или представителям аристократии, хорошо известны.

Однако большая часть их давно забыта и до настоящего времени не выявлена, не обследована, а нередко забыты и их былое месторасположение и их планировка.

Между тем, искусственно созданные парковые массивы на территориях бывших имений представляют большую художественную и практическую ценность даже тогда, когда архитектурные сооружения и планировочная структура парка уже исчезли. В том случае, когда не осталось следов парка, все же сохраняются характерные, иногда исключительно интересные черты того естественного ландшафта, которые легли в основу создания парка.

Изучение известных усадебных парков бывших имений дает возможность установить ряд общих признаков, позволяющих обнаружить и определить в естественном ландшафте забытые и даже почти исчезнувшие парковые массивы.

Географические признаки, а зачастую и наименование мест, дают самые первичные возможности нахождения в той или иной местности помещичьей усадьбы.

Этому же способствуют и сохранившиеся в какой-то степени архитектурные и планировочные признаки, а также характер растительности.

По географическим признакам старинные имения с усадебными постройками и прилегающими к ним парками чаще всего располагались на наиболее соответствующих для парков характерных участках местности: напересечении основных дорог, на возвышенностях, над оврагами и долинами, при слиянии рек, вблизи устьев или в излучинах рек, на берегах озер, в местах древних стоянок и городищ, около таких характерных природных объектов, как источники-ключи, пещеры, водоемы, скальные обнажения, реликтовая растительность и т. д. Участки территории, обладавшие комплексом этих географических особенностей или даже какой-либо одной, всегда отличались от окружающей местности в эстетическом отношении. Этому обстоятельству, так же как и хозяйственной целесообразности, обычно обязаны усадьбы своим возникновением.

Наименование мест и название деревень также часто указывает на наличие помещичьей усадьбы. На старинных географических картах имеются обозначения мыза (от угрофинского и эстонского mois — хутор, усадьба) с дворцами в парках и хозяйственными постройками.

Названия населенных мест, происходящие от личных имен, также указывают на бывшую принадлежность данного места какой-либо дворянской семье, например Апраксин бор, Витино, Марьино и т. д. В настоящее время в этих поместьях чаще всего размещаются центральные усадьбы совхозов, колхозов школы или больницы.

При этом, как правило, сами парки не используются или используются только частично. В то же время даже остатки парков с полуисчезнувшей планировкой, заросшими водоемами и старыми деревьями, живописно расположенными на местности, представляют собой замечательные образцы ландшафтной архитектуры.

По архитектурным признакам бывшую помещичью усадьбу легко определить, если на территории сохранились жилые хозяйственные постройки или церковь, которая находилась вблизи усадьбы или входила в ее состав.

Обычно церковь имела доминирующее положение в окружающем ландшафте. Комплекс жилых и хозяйственных построек был композиционно настолько тесно связан с ландшафтной идеей парка, что и сейчас, даже при полном отсутствии зданий, можно легко проследить эту связь и установить местоположение зданий, и, наоборот, по положению зданий, даже при исчезновении парка, можно восстановить общий характер и принципы его ландшафтной и планировочной композиции.

По планировочным признакам парковые ансамбли бывших помещичьих усадеб можно определить благодаря остаткам дорог-аллей, которые среди современных сельскохозяйственных территорий четко выделяются линейностью посадки и возрастом деревьев.

Как правило, деревни, принадлежащие одному владельцу, соединялись между собой и с усадьбой помещика дорогами, обсаженными деревьями одной породы.

К усадьбе вели двойные или тройные аллеи из липы, дуба, лиственницы, т. е. из парковых пород, рано произрастающих в наших лесах. Дороги, связывающие отдельные деревни, имели обычно посадки берез, елей, сосен, т. е. пород местной лесной растительности.

В современном ландшафте эти дороги являются планировочным и объемно-пространственным ориентиром при определении местоположения парков бывших помещичьих усадеб. По характеру растительности искусственно созданные парковые ансамбли всегда отличаются от естественного леса.

Широколиственные и более долговечные парковые породы, такие как дуб, липа, клен, лиственница, ива, четко выделяются по цвету листвы, характерному рисунку крон, высоте на фоне природного ландшафта.

Парковые посадки всегда имели определенную систему. Одиночную или групповую посадку ивы над водоемами, лиственницы, кедра, пихты, дубов, липы в одиночных, групповых и аллейных посадках отличали основные планировочные и архитектурные элементы паркового ансамбля.

Наиболее благоприятным временем для выявления забытых парковых массивов является осень, когда парковая растительность приобретает определенные яркие краски, визуально хорошо воспринимаемые.

Лиственницы, липы имеют интенсивную золотистую окраску, у дубов переходящую в бронзовую, а у кленов — в оранжевую и пурпурную. Листва многих парковых деревьев опадает значительно позднее, нежели лесных.

Приведенные признаки для определения усадебных парков характерны для всех районов Советского Союза.

Комментарии запрещены.